It matters

Невысокое – всего-то этажей семь, – но просторное здание протянулось вдоль всей дальней стороны бульвара, сразу за строением переходящего то ли в сквер, то ли в небольшую рощицу.

 …Светлый камень – или какой-то крутой пластик под камень. Большие окна в переплетных «деревянных» рамах «под старину». Широкая лестница. Два изогнутых пандуса по краям – словно подъезды для карет у древних особняков на Земле. Стеклянные раздвижные двери обрамлены почти классической колоннадой. Вереница кованых фонарей и уютных деревянных скамеек, разбросанных  вдоль основной аллеи бульвара, перед главным входом расходится двумя полукружиями и утекает куда-то за здание, в густую зелень сквера.

…Все это вместе просто обязано было выглядеть диким, но почему-то не выглядело.

Изнутри здание внезапно оказалось уютно стилизованным под начало XXI века. И оборудованным по последнему стандарту. Электронные информационные столбики соседствовали с полупустой «олдскульной» регистрационной стойкой, полы «под мрамор» –  с умным диодным освещением, настенные указатели – с цифровым запрашиваемым маршрутизатором, бесшумные лифты – с монументальными лестницами. Тянущиеся вдоль коридоров классические межкомнатные двери с ручками оснащены низко посаженным открывающим механизмом на фотоэлементах. То ли изначально так и задумывали, то ли дизайнеры просто адаптировали классический интерьер под современные реалии и требования к доступности помещений.

Проложенная инфо-стендом навигационная дорожка привела на четвертый этаж, уперлась в дверь одного из кабинетов и бодро замигала.

Кевин поднял глаза.

Информационное табло на двери перечисляло несколько незнакомых фамилий, среди которых искомой не значилось.

Но дорожка продолжала настойчиво мигать, и Кевин, подумав, нерешительно постучался.

- Да-да, - откликнулись из-за двери. – Входите.

- …Здравствуйте, - Кевин растеряно оглядел небольшой полукруглый холл, вмещающий кулер, диванчик, пару кресел, офисный стол и четыре двери – веером. – А… Роджер Чиеларко?..

- Ушел уже, - отозвался сидевший за столом молодой парень и озадаченно уткнулся в монитор. - …У вас запись?

- Нет, я… не за этим. …Я просто. …Давно ушел?

- Да вот буквально только что. Чудом разминулись. …Может, догоните еще, если...

- Да, - спохватился Кевин. – Спасибо. …До свиданья! – уже выскакивая в коридор, торопливо бросил он.

В вестибюле было совсем безлюдно. Кевин, не останавливаясь, вылетел из услужливо распахнувшихся дверей на лестницу и зажмурился от бьющего в глаза вечернего солнца, беспомощно озираясь и тщетно пытаясь поскорее проморгаться. Справа от входа на лестнице мирно беседовала колоритная четверка, мини-площадь перед зданием пустовала, а по бульвару двигались неопознаваемые темные силуэты.

- Молодой человек, что ищете? – окликнул его кто-то из четверых.

- Роджера Чиеларко… не знаете? – почти без надежды выдохнул Кевин.

- А вон он, - кивнул в сторону бульвара спросивший. – Сейчас…Только что ведь… А, во-он он. Где клен разлапистый. …Видите?

- Спасибо! – Кевин все еще почти вслепую сбежал по ступеням.

Разлапистых кленов в указанном направлении было штуки три, и народу у них – никак не меньше десятка. И которая из спин принадлежит человеку с фамилией Чиеларко, не угадаешь, поэтому, преодолев метров семьдесят, Кевин просто наугад позвал в эти спины:

- Роджер!

«Вот будет весело, если тут несколько Роджеров…»

На зов, к счастью, обернулся всего один. Обернулся – и вопросительно сощурился.

…На фотографию в профиле обернувшийся был похож. Постарше немного, вроде… Или уставший просто. Но очень похож.

- Роджер Чиеларко? – на всякий случай уточнил Кевин, подходя.

- Да, - кивнул тот.

- …Меня зовут Кевин. …Я твой брат.

- …М… - после непродолжительного изучающего молчания отозвался Роджер. – Здравствуй… Кевин.

«Дальше не придумали, импровизируй».

Как-то иначе представлялась Кевину эта встреча.

- Чего ты хотел, Кевин? – прервал затянувшееся молчание Роджер.

- Я просто… Ну… - Кевин развел руками. – Познакомиться хотел. …Поговорить…

- Да? – задумчиво произнес Роджер. - …Ладно, - он помолчал, что-то взвешивая, и уже решительнее повторил: – Ладно. Пойдем тогда, что ли, в офис вернемся…

Дверь в холл Роджер толкнул без стука, пропустил Кевина вперед и кивнул парню за монитором – Кевин только сейчас разглядел табличку: «секретарь».

- Работать? – спросил тот.

- А? – рассеянно отозвался Роджер. – Нет. …Это Кевин, - подумав, представил он спутника. – …Брат.

- А-а… А я еще думаю, что похожи, - кивнул секретарь. – Очень приятно. Я Стив.

- Взаимно, - Кевин машинально пожал протянутую руку.

- Можно тебя задержать на пять минут? – покончив с этикетом, повернулся к Роджеру Стивен.

- Угу. …Извини, сейчас, - глянул на Кевина Роджер. – М?

- Два звонка было. Один – родственники по успешному суициду. …Мать, но…

- Не, - сказал Роджер. – К Рейесу или Юреку. Или к Тоне Ригер.

- Я предлагал, - кивнул Стив. – Но она говорит, что именно к тебе хочет. Сын у тебя в терапии, и…

- Так, - сказал Роджер, наклоняясь к его монитору. – ...Погоди, нет у меня никого с такой фамилией…

- У нее девичья. А в терапии… - Стив глянул на Кевина и, щелкнув манипулятором, ткнул в монитор. – Вот.

- …Не-ет… - выдохнул Роджер. – Не может быть… …Когда?

- Что – когда?

- Суицид.

- …Да нет, - спохватился Стивен. – Не этот. Этот живой. …Другой сын.

- Слушай, ну нельзя же так, - выдохнул Роджер. – …В общем, в любом случае… Тем более. Родственников нельзя в терапию брать. Отправь к Юреку. Юрек хороший. Объясни нормально – и отправь к Юреку.

- Ладно, - кивнул Стив. – Я так и предполагал, но мало ли. Она просила очень.

- Угу.

- И еще звонил… - Стивен размашисто что-то написал. – Говорит, ему бы срочно. Я обещал спросить.

- М, - кивнул Роджер, доставая из-за пазухи планшет. – Ну, завтра вечером вне записи тогда… В девять. …Если не смо-ожет… Ну… в субботу, ладно. Все равно сюда приезжать. Что-нибудь на три.

- Угу, запишу.

- …Спасибо. Еще что-то?

- Нет, - Стив простер руку. – Отпускаю тебя.

Роджер фыркнул и кивнул Кевину на одну из дверей.

- Заходи, - коротко коснувшись сенсора, пригласил он.

- …Ты тут работаешь? – озираясь, зачем-то спросил Кевин. Вопрос был дурацким.

- М, - сказал Роджер. – Чай или кофе? Садись.

- …Чай… - Кевин присел на край дивана. - …Зачем тебе чайник?.. Кулер же в приемной.

- Кулером только пакетики заваривать, - отозвался Роджер. – А я вкусный люблю. …Ты зеленый пьешь?

- Да. Я любой пью. …Спасибо.

Через пару минут Роджер переставил на низкий столик две чашки и стеклянный чайник, в котором медленно распускалось соцветие какого-то экзотического чая.

- …Я слушаю, - он поднял на Кевина взгляд. - …В смысле… Ты поговорить хотел.

- Да… Я… Просто… от родителей не добьешься же ничего толком. …Ну, про тебя. Я вообще только в четырнадцать узнал, что у меня старший брат есть… А потом… ну… Спаньолла далеко… билеты дорогие… я только накопил вот.

- М, - кивнул Роджер. – И что ты хотел узнать?

- Про тебя, - Кевин принял у него из рук чашку. – Спасибо. …Представь: живешь ты, живешь, и вдруг выясняется, что у тебя старший брат есть. Внезапно. …Интересно же.

- Наверное, - подумав, признал Роджер.

- Ты не слишком удивился, когда… Ты знал, что я есть?

Роджер молча кивнул.

- И тебе было не интересно?

- Не знаю, - сказал Роджер. – …Не очень.

- Это, наверное, потому, что я младший, - зачем-то сказал Кевин. – Старшие не очень любят младших. Вроде.

«Стоило остановиться на первой фразе».

- По-разному бывает, - рассеянно заметил Роджер. – …Они… Как ты узнал вообще, что я есть, если?..

- Спросил кто-то из знакомых… Общаюсь ли я с тобой и как у тебя дела. А я на них смотрю, как идиот: какой, мол, Роджер, кто это? …Родители сказали, что ты уехал учиться – давно и далеко, и они не знают, куда. И больше ничего, в общем. …Но если ты сразу после школы уехал, мне же четыре было… я должен же хоть что-то помнить? А я не помню. …Может, я приемный вообще? …Что они скрывают?

- Ты вообще ничего не знаешь? – удивился Роджер. – Кроме того, что я есть и куда-то уехал учиться?

- Нет, - напряженно отозвался Кевин.

- Ты не приемный, - заверил Роджер. – …Насколько мне известно.

- …Тогда почему я тебя не помню?

- Потому что ты меня не видел. …Меня отдали в интернат.

- …Из-за меня?.. – Кевин осторожно поставил чашку на стол.

- Нет, - встрепенулся Роджер. – Нет, что ты.

- Тогда… почему?

- Ты уверен, что тебе это надо? – устало спросил Роджер. – Тебя это совершенно не касается. Совсем никак не касается, честное слово. …И… ну, не все стоит знать, правда.

- Расскажи, - попросил Кевин. – Все лучше, чем эти загадки.

- Вот уж не знаю, - хмуро отозвался Роджер. – Что у тебя сестры были, тоже не знаешь?

- …Нет.

- В общем, у… ну, у нас, видимо, – были сестры. Двойняшки. Меня как-то оставили с ними дома. Мне было восемь, им – по три года. И… в общем, я за ними не уследил – они в окно вывалились… Погибли обе. А меня в интернат отдали. Ты только через четыре года родился. Поэтому меня и не помнишь: нечего тебе помнить. С тобой они ко мне не приезжали.

- …А потом ты уехал учиться? После интерната?

- Нет, я на Земле учился. Мотался, конечно, на Спаньоллу время от времени, но жил там. А сюда я переехал лет пять назад.

- …Ясно.

Спохватился Кевин, только когда понял, что уже пару минут бессмысленно водит пальцем по краю блюдца.

- …Вы совсем не общаетесь, да?

- Совсем.

- Ты сказал, они тебя навещали?.. Без меня?

- В интернате? Да. Иногда. Потом я с отцом разругался – уже ближе к выпуску. …С тех пор не виделись.

- …Из-за чего?

- Взгляды на мое будущее. Не совпали.

- А, - понимающе кивнул Кевин.

- …А ты поступил уже?

- Да, прошлой весной.

- И куда?

- В ЮрФИЗ.

- А, все-таки…

- Ну да, - хмуро подтвердил Кевин.

И они надолго замолчали.

- Ну… Я пойду, наверное? – вздохнул Кевин. – Спасибо за чай, - он поднялся.

- М, - кивнул Роджер, тоже вставая.

- …Можно… я буду писать иногда?

- Пиши, - снова кивнул Роджер.

- …Дашь адрес? …Я на рабочий писать не рискнул – мало ли… Я… поэтому приехал сразу.  Так написал бы сначала – просто не знал, куда. В профиле служебный только – и телефон приемной… Или на рабочий слать?

- Не, на рабочий не надо, - согласился Роджер. – Сейчас, - он достал визитку, что-то быстро написал на обратной стороне и протянул Кевину.

«rodcie@alfa.ea», - гласила надпись.

- О, - сказал Кевин. – У меня тоже на Альфе. …Я тебе напишу, как в сети окажусь.

- Ага. …Ты где остановился-то?

- Нигде пока. Я только сегодня прилетел – и завтра улетаю. Поэтому не заморачивался.

- Ясно, - сказал Роджер. – Поехали тогда ко мне.

- Да нет, я… Слушай, я напросился, получается. Не надо, найду я, где переночевать.

- Не сомневаюсь, - кивнул Роджер. – Но какой смысл? У меня есть диван.

- А… У тебя семья вообще или…

- Нет, - успокоил его Роджер. – Никого. Так что добро пожаловать.

Когда они вышли из здания ГАПТ ГП, уже смеркалось.

- Пойдем поужинаем, - свернул к одному из ресторанчиков Роджер. – Неохота готовить.

- М-м… Может куда-нибудь… ну… формата «Чиз-энд-натс»… Что-то… не такое крутое…

- Оно не крутое, - сказал Роджер. – И вкусное. И я угощаю, не дрейфь.

- …Я верну потом, - сдался Кевин. Сил спорить не было.

- О Господи, - закатил глаза Роджер. – Не надо мне ничего возвращать. Это обычный ресторанчик, а я хорошо зарабатываю. И вообще. …Что я, студентом не был, что ли?

- И кто тебя по ресторанам водил? – хмуро спросил Кевин, усаживаясь напротив него за уютно спрятавшийся в нише у окна столик.

- У меня не было старшего брата, - пожал плечами Роджер. – А у тебя есть. Наслаждайся.

- Это нечестно, - зачем-то упрямо сказал Кевин.

- В жизни многое нечестно, - согласился Роджер. – И я даже не уверен, что знаю, как было бы честно. Вот чтобы прямо для всех. …А пиво ты пьешь?

- Да.

- …И какое любишь?

- Темное. Айчер.

- Наш человек, - одобрил Роджер. – Значит, айчер…

- Ты про себя расскажешь немножко? – не очень уверенно попросил Кевин, когда официант отбыл исполнять заказ.

- Что рассказать? – рассеянно откликнулся Роджер.

- Мне все интересно, - вздохнул Кевин. – Но… Я не знаю, о чем можно спрашивать. Ну там… чем ты занимаешься, кроме работы… Про работу я знаю… Я, в общем, только про работу и знаю: у тебя в интернете только профиль ГАПТовский и выпускные данные всякие. …Тебя в соцсетях вообще нет?

- Неа, - сказал Роджер. – В закрытых группах только.

- А почему?

- Не знаю, - пожал плечами Роджер. – В интернате и так общения выше крыши было: без соцсетей не знаешь иной раз, куда деваться. А потом привычка так и не сложилась: с однокурсниками закрытые группы, с коллегами – тоже. …А ты?

- Я есть. В фор-дро и в классике. В геймерских еще.

- М, и во что играешь?

- В «Третий Рим» и в «Аргамак» преимущественно. …Играл в школе. Сейчас забросил почти: надоело. Так, иногда рейд пройдем с командой.

- А… - Роджера перебил настойчивый звонок мобильника. – Да что ж такое сегодня? – глянув на экран, пробормотал Роджер. – Извини, нужно ответить. …Да, слушаю. …Да, но я в общественном месте и не один: конфиденциальность нулевая… Точно? …Ладно, хорошо. - На другом конце кто-то говорил возбужденно и сбивчиво, а голос Роджера наоборот внезапно стал спокойным-спокойным. – …Ага. …Да-да, я слышу. …Угу. …Как обычно – или не совсем? …Все-таки страх или тревога? …М. …Да, понял. …Ага, молодец. …Да, ходи и дыши. …А ноги чувствуешь?.. Ну нет, со мной ты разговаривай, а ноги чувствуй давай. …Сколько по времени? …Молодец какая. …Да не шучу я, я серьезно. …Правда молодец. …Не, ну и справляешься здорово. …Так ты вон сама все умеешь уже. …Да ничего, разберемся. …А за пару минут до того что было? …Ну, подумай. …Чего-о? …А. Это что за кино такое? …Боже мой, ну и зачем?.. Ли-ика. …Да нет, я не сержусь. Переживаю. …Да нет, это хорошо даже, что кино. Четкая причина, реактивный страх. …Ну, не настоящее. …Фантазия у тебя хорошая, вот чего. ...Нормально-нормально: лучше нервно хихикать, чем по потолку бегать. …А ты сейчас что пьешь вообще, напомни? А… А лечащий? Майк Лахти? …Угу. А ты когда к нему? …Да, и сказать не забудь. …Получше? …Не спеши, проверь. …Да? Ну и хорошо. …А подружку на ночь можешь позвать? Вот, Марику, да. Ну или там… Да. …Нет, вечеринку точно не надо. Просто чтобы был кто-то для компании. Спокойной компании. …Ну да. …Только смотреть фигню всякую не надо больше. …Да вообще не надо ничего смотреть. …Ну, ладно… комедию можно. …Ну… мелодра… а она с хэппи-эндом? …Ладно. Но чтобы точно. …Ага. …Не за что. …Да, давай. Хорошего вечера, - Роджер отложил телефон и задумчиво сощурился на сидящего напротив Кевина.

- …Клиентка? – осторожно спросил Кевин.

- М? – встрепенулся Роджер. – Да.

- А они все тебе так звонят?

- Нет, я личный номер редко даю: только когда сильные ПА… эээ… панические атаки… или суицидальная депрессия. …Там надо.

- А почему – психолог? – помолчав, спросил Кевин.

- Как-то так получилось, - пожал плечами Роджер. – И мне нравится. И работа… и результаты… Такой способ поспорить с жизненной несправедливостью. …Когда драться толком не умеешь, а для медика мозгами не вышел.

- Как поспорить? – удивился Кевин.

- Ну… - Роджер дождался, пока официант сгрузит ужин. – Я считаю, это неправильно, когда люди страдают. Несправедливо. Особенно – от того, что кто-то с ними обошелся плохо. Ударил, поранил… Или воспитывал неправильно. Или травил. Или обесценивал. Или воевать отправил, не подготовив к тому, что… Да даже если просто что-то страшное случилось – и профессиональная помощь не пришла вовремя. …Все это можно… если не исправить… то облегчить – точно. Как врачи людей на ноги поднимают – даже после очень серьезных проблем, так и депрессию… суицидальные мысли… посттравматический синдром… панические атаки… можно если не вылечить окончательно, то… хотя бы сделать более выносимыми.

- А совсем вылечить нельзя? – спросил Кевин.

- Иногда можно. Иногда стойкая ремиссия. Иногда вообще не возвращается, если потрясений серьезных нет… или возвращается, но легче и обратимо. По-разному.

- Интересно… - протянул Кевин.

- Да, - согласился Роджер. – Очень.

- Я всегда думал, что психологи… ну… так, болтают.

Роджер хмыкнул.

- Но я вижу, что… Я бы, наверное… В общем, я не смог бы так. Ну, каждый раз думать: прыгнул твой клиент с крыши или живой еще… Вот ты с ним вчера только разговаривал – и…

- …Мы контракт заключаем, - помолчав, произнес Роджер, глядя куда-то мимо Кевина. – Во время терапии клиент воздерживается от… Это не гарантия, конечно: все равно бывает. Но… Свободный выбор… - он снова умолк, покрутил в ладонях бокал пива и продолжил: – …Зато, знаешь, когда бывший суицидальный клиент говорит о планах – и глаза светятся… Или фото новорожденного ребенка присылает – и пишет: «подумать только, я этого мог лишиться, вот идиот же»… Это потрясающее что-то.

- Угу… - сказал Кевин. – …Я, когда маленький был, хотел врачом стать. У подружки школьной астма была… Я мечтал, как стану крутым врачом – и ее вылечу. Ну, потом повзрослел и понял, что крутых врачей и без меня полно, только вот что-то они не всех могут вылечить… Хотя астма, казалось бы…

- Психосоматическая составляющая, наверное… - пробормотал Роджер.

- Да, - сказал Кевин. – Откуда ты знаешь?

- Астма, - пожал плечами Роджер. – Азы. …Она к психотерапевту не ходила?

- Нет, родители сказали, что ерунда это все.

- Зря. Может, сейчас пойдет?

- Ты знаешь, я ей скажу. …Посоветуешь кого-нибудь?

- Запросто. На Земле?

- Да. Она в ИРТеЗ поступила.

- Ого, - уважительно сказал Роджер. – ИРТеЗ!

- Умная, - признал Кевин. – Очень умная! Умнее меня раз в пять!

Роджер улыбнулся.

- Мечтает изобрести что-нибудь сумасшедшее. Для хирургии, физиков или спасателей. Она и в школе-то вечно что-то такое, бывало, скрутит из трех диодов, колесиков и микросхемы, а оно фиг знает что творит!

- Здорово, - сказал Роджер.

- Ага. Почти все конкурсы робототехнические выигрывала планетарные.

- Круто.

- Очень, - завистливо вздохнул Кевин. – Я вот в этом вообще никак… Оно здорово, когда уже работает, а собирать скучно…

- …А что не скучно?

- М?

- Ну, чем бы ты заниматься хотел? Если б не ЮрФИЗ. …Или ты сам выбрал?

- Да нет, конечно. …Отбиться не смог… - Кевин вздохнул. – Ты вот смог…

- Мне проще было, - сказал Роджер. – А сам ты куда поступал бы? В Мед?

- В Архитектурный…

- Ого.

- Думаешь, глупость?

- Думаю, что неожиданно. И интересно. А куда конкретно?

- На индпроект. …Я бы дома хотел строить. На заказ. Под клиента. Умные уютные дома. Может быть, потом и офисы небольшие – для частных предприятий, которые свой домик хотят, а не в муравейнике. Говорят, сейчас тенденция такая, скоро опять начнут уходить из общих пространств в свои, индивидуальные. Чтобы уникальное все – и дизайн, и планировка: под задачу, под потребности, под пристрастия, под характер… Здорово же?

- Здорово, - признал Роджер. – А такому учат уже?

- Давно такому учат, - чуть удивленно отозвался Кевин. – Просто спрос маленький. Ну, и дорого же. А сейчас технологии сильно вперед шагнули, дешевле стало. И говорят, будет еще дешевле, если на поток поставят.

- Занятно… Такая… архитектурная психология… для любителей уюта.

- Ну да… что-то вроде… Хотя больше все-таки архитектура, чем психология: клиент сам говорит, чего хочет, а ты только делаешь… Ну или там… я не совсем на дизайнера хочу – именно на архитектора. Хотя… В общем, не знаю, как пойдет… То есть… Оно никак не пойдет, потому что я в ЮрФИЗе, просто…

- Так поступай а ДАрхИЗ?

- Черчение там… - вздохнул Кевин. – И физика… Математику-то я и сюда сдавал… знаю… а эти…

- Ну и чего? Не подготовишься, что ли?

- Параллельно с ЮрФИЗом? Я на первый поток поступил зачем-то… Там вообще дышать некогда. А бросить – общага и стипендия… И отец с довольствия снимет.

- Кевин, - поднял брови Роджер. – Что за дичь? Ты совершеннолетний. Пойдешь работать. Из дома же они тебя не выгонят? Ну, и вообще, даже если выгонят.. На койку заработаешь, на еду тоже. За год подготовишься, поступишь.

- Ты бы… бросил?

- Я бросил. После второго курса.

- ЮрФИЗ?

- Нет, я во РХУЗ поступил. Просто назло ему. А на втором курсе бросил – и пошел в ГУЭПЗ. Но я уже к тому времени в программе ГАПТ учился, мне попроще было, конечно: год тратить не пришлось, я сразу поступил. Но я тоже подрабатывал: так-то я на бюджет прошел, но в ГАПТ все обучение платное. Там уже работающие учатся обычно: повышение квалификации… Я самый мелкий был.

- «Попроще», - криво усмехнулся Кевин. – Смотришь на меня, небось, и думаешь: «что за детский сад?»

- Самую малость, - сказал Роджер. – Но я интернатский, у нас адаптация хорошая была… Психологи… Фигня всякая. Ну и рассрочку мне делали иногда в ГАПТ... «Ну или это Джефф просто из своего кармана платил – вовремя, а мне говорил, что рассрочку дали… Надо будет спросить: теперь-то признается…»

- Я подумаю, - сказал Кевин. – Я правда подумаю. Спасибо.

- Угу. Ну и… пиши, если что. Я действительно хорошо зарабатываю. И я лучше, чем кредит в банке.

- Ты лучше, - тихо согласился Кевин. – Жаль, что… У меня столько лет старшего брата не было… хотя… мог бы… Почти двадцать лет отобрали. …Представляешь?

- Звучит ужасно, - согласился Роджер.

* * *

Кевин и впрямь написал почти сразу. И вообще писал довольно регулярно, хоть и не часто. И коротко. Словно опасался быть назойливым.

Осторожно спрашивал, как дела, и отвечал на вопросы Роджера.

«Ушел из ЮрФИЗа, - спустя два с лишним месяца сообщил он. – Занимаюсь. Отец в бешенстве».

Весной – Земной весной – Кевин надолго пропал, но на письмо Роджера ответил почти сразу – и практически телеграфно: «Я в порядке, спасибо. Экзамены скоро. Из дома ушел. Работаю».

И в следующем письме Роджер попросил его скинуть аккаунт мессенджера. Но писать не стал: сразу сделал вызов.

- Ты рехнулся! – ответил на звонок Кевин. – Межпланетка!

- Это ты так старшего брата приветствуешь? – удивился Роджер.

- Я рад тебя видеть, - отозвался Кевин. – Очень. Но дорого же, Родж!

- У меня профпакет, - утешил его Роджер. – …Расскажешь?

Кевин рассказал, только на вопросы о семье уперся.

«Дело хозяйское», - с постыдным облегчением рассудил Роджер и приставать не стал. Только помощь предложил. Финансовую. Очень-очень осторожно.

- Не справлюсь сам, думаешь? – хмуро спросил Кевин.

- Справишься, - сказал Роджер. – Наверняка справишься. Но справляться самому гораздо приятнее, когда знаешь, что есть какой-то тыл – если что. …Ну и мне так спокойней тоже.

- Я скажу, если облажаюсь, - пообещал Кевин. – А денег не надо. Я сам. Ты же сам смог?

- У меня счет был, - сказал Роджер. – На пятьсот единиц.

- Откуда?

- Родители сделали, когда в интернат отдавали.

- Все равно не много, - упрямо возразил Кевин.

«И я его все равно весь в «АриМед» перевел, как только карточку с кодом получил, - мысленно добавил Роджер. – Прямо в день выпуска. Руки жгло».

Но вслух говорить не стал. «В конце концов, какая разница: теоретически мог бы и потратить, если бы на бюджет не поступил. А когда РХУЗ бросал, уже понимал, что делаю. И подработка была. И Джеффри. Да и ночевать на улице Тарвины бы не оставили: уж приютили бы на первое время, если что. А этот мелкий совсем один, похоже, хоть и не интернатский… Надо будет расспросить».

В июле опять запропавший было Кевин написал, что поступил. На условно-бесплатное: без стипендии и общежития. И что по результатам первых двух семестров есть шанс перевестись на бюджет. И что временная его подработка была сезонной – и подходит к концу, но его обещали рекомендовать каким-то коллегам, так что, вроде бы, все неплохо.

«Приезжай, - позвал Роджер. – Как подработка кончится, на недельку».

«Приеду, как накоплю, - пообещал Кевин. – Мне рассылка о скидках на дальники приходит: там бывают нормальные цены иногда».

«Копить он собрался!» - умилился Роджер и посоветовал не валять дурака, а просто назвать даты, поскольку он, Роджер, соскучился и сам бы в гости на Землю заскочил, но работа. А билет оплатить – не проблема. И «да-да, отдашь когда-нибудь. Станешь архитектором и отдашь. Можно сразу домом. Сразу за несколько билетов… С гигантскими процентами. …Почем там такие дома к тому времени будут?»

Соглашаться было неловко. А увидеться хотелось. Может быть, потому что, если верить умным статьям, старших братьев часто идеализируют. А может, потому, что правда успел соскучиться – если вообще можно скучать по человеку, которого видел-то один раз и толком не знаешь.

Но спорить с Роджером оказалось неловко тоже, и Кевин в конце концов сдался. Тем более, свободная неделя между прежней подработкой и новым «настоящим годовым контрактом» у него все-таки образовалась, как на заказ.

Схема космопорта за год забыться не успела, да и дорогу к штаб-квартире ГАПТ Кевин помнил: остановка монорельса то ли у пятой платформы, то ли у седьмой – и прямо до Алди, а там пешком за полчаса дойти можно. На этот раз Земному августу на Спаньолле соответствовала поздняя весна, и Кевин опять обошелся рюкзаком: куртку в зубы, карточки в карманы и никакого ожидания багажа. Зеленый коридорчик, двери, шумный зал прилета: пересечь поскорее – и свернуть направо, к платформам.

- Кевин! …Куда несешься-то?

- Родж?.. – удивленно воззрился на брата Кевин.

- А ты кого тут увидеть ожидал? – озадаченно спросил тот, ухватывая Кевина повыше локтя и сдвигая в сторону с многолюдного прохода.

- Никого, - честно признался Кевин. – Я думал, ты на работе.

- Угу, я поеду сейчас, - кивнул Роджер. – Ты – домой, а я – работать. …Здравствуй, - подумав, чуть насмешливо добавил он и обнял Кевина за плечи. – Рад тебя видеть.

И Кевин молча обнял его в ответ.

…Потом они шагали к платформам, лавируя в людском потоке, Роджер объяснял дорогу, спрашивал, не продолбал ли Кевин адрес, и еще что-то такое говорил – обыденное и бытовое: что-то про холодильник и обед. И Кевину почему-то казалось, что знакомы они на самом деле всю жизнь, просто он и впрямь не помнит…  

- Ключи, - сказал Роджер, вручая ему брелок. – Вон твой поезд. Часикам к семи подтягивайся к ГАПТ, пойдем куда-нибудь. Телефон мой записан? …Все в порядке, Кев?

- Абсолютно, - выдохнул Кевин. – …Просто… дорогу запоминаю. …До вечера?

- До вечера, - с улыбкой подтвердил Роджер.

 

© Ольга Нэлт / Nelt

<< Стеклянный шар <<           >> >>


Protected by Copyscape Web Copyright Checker