Контекст

Роджер пробежался по контакт-листу. Пролистал вниз, вверх, потом снова вниз, пока указатель все-таки не замер напротив имени.

Джеффри Раэл.

Коллега. Супервизор. ...Учитель.

"Ну, не порадую я тебя, Джефф, извини", - тоскливо подумал Роджер и, задержав дыхание, щелкнул по кнопке вызова.

- Да? - Раэл отозвался почти сразу, начисто лишив Роджера возможности порефлексировать.

- Привет, - сказал Роджер. – Занят?

- Пять минут есть… Что ты хотел?

- Я претендую на час твоего времени. Или даже два. Есть возможность?

- Ага, - кивнул Джеффри. - Сейчас... Так... Пятница в девять вечера? Или тебе срочно?

- Пятница подойдет, - кивнул Роджер. – Спасибо.

...

- Супервизия? - уточнил Раэл, когда с приветствиями и формальными "как дела?" было покончено.

- Не знаю, - признался Роджер. - Может быть, личка. Может быть, просто посоветоваться. ...Можешь?

- Могу, - кивнул Джефф. - Жги.

И Роджер тяжело вздохнул.

- Про этичку слышал уже?..

- Слышал.

- Что-то скажешь?

- Что ты хочешь услышать?

- Все равно. Что есть.

- Глупость, - подумав, откликнулся Джефф. - Если только тебе не приспичило стремительно расстаться с Ассоциацией.

Роджер выжидающе промолчал.

Джефф вопросительно поднял бровь.

- Нет, - сказал Роджер. - Разумеется, нет.

- Тогда зачем?

- Я действительно нарушил кодекс.

- Да, но надо же учитывать контекст.

- Это дело комиссии.

- Именно, Роджер. И у тебя было право выбора половины состава. А ты согласился на произвольный набор. В результате – одни догматики! Зачем, можешь мне сказать?

- Я думал, комиссия при любом составе...

Раэл снова поднял бровь.

- Ладно. Я не подумал. Что это будет иметь существенное значение.

- А стоило. Да и вообще, Роджер, предупреждать же надо о таких вещах! Ладно, я бы все равно в те даты не смог, но Лианна Кэрр, Кент Форнетти, Лизард... эм... Лиза Арден то есть.

- Да знают все, как вы с Кентом ее зовете, - отмахнулся Роджер.

- В общем, куча адекватного народу была в тот момент на Спаньолле. Они пришли бы.

- Наверное, - хмуро сказал Роджер.

- …Куда спешил-то? – мягко поинтересовался Джефф.

Роджер вздохнул.

- Покончить с этим поскорее, - помолчав, нехотя признался он.

- Ну и что за паника?

- На что ты сердишься?

- На тебя я сержусь, - бросил Джеффри. – Устроить себе проблему на ровном месте!

- Не на ровном.

- О Господи, - сказал Джефф. – Роджер. Где контекст, где критичность? Что ты нарушил? Клиенту позвонил с просьбой? Бывшему? Наварху по щам выдал?

- Конфиденциальной информацией…

- Наварховой?

- Нет.

- Клиент жаловался?

- Что?

- Клиент, чьей информацией ты выдал по щам наварху, жаловался?

- Да при чем здесь?

- Он в курсе?

- В курсе.

- И? Ему это как? Ты спрашивал? Знаешь?

- Ну… знаю.

- И?

- Нормально.

Джеффри поднял бровь.

- Он считает, что это полная ерунда, - послушно развернул мысль Роджер. – И что в тот момент можно было нести все, что угодно, лишь бы… В общем, он считает, что тут любые средства оправданы… Но ты не знаешь этого клиента!

- Да чего я там не знаю, - отмахнулся Джеффри. – Ясно все как день.

Роджер снова тяжело вздохнул.

- Мне можно, - напомнил Раэл. – Я супервизор. …Итого, Роджер: у клиента претензий нет. Я так даже понял, что вроде бы наоборот…

- Из чего ты это понял?

- Из протокола, - пожал плечами Джефф. – Думаешь, я не ознакомился с протоколом этички, раз уж имею доступ?

- А, - кивнул Роджер. – Ну да. …Спасибо.

- Не за что. Так вот. Клиент в порядке?

- В порядке.

- Бывший клиент, которого ты некорректно озадачил личной просьбой, в порядке?

- Надеюсь.

- Буква, безусловно, нарушена. А дух – нет, не думаю.

- Ну да, - хмуро сказал Роджер.

- Мы можем в любой момент это дело свернуть и перейти к личке, - напомнил Джефф.

- Да нет, - вздохнул Роджер. – Ругайся… Мне нужен был твой взгляд.

- Так вот, на мой взгляд, ты напрасно психанул. Да, в этичку надо было заявляться – но не так же, Роджер! Собрать нормальную комиссию, чтобы гибкие профессионалы тоже в составе были. Аквариум грамотный созвать, наконец, если, конечно, клиент не против. Потому что и правда: контекст, причины, масштаб нарушений… Ты тоже живой человек, в конце концов. Где там корысть, например? Где вред клиенту? Да хотя бы не бережное отношение где?

- Наварх…

- Что наварх?! – окончательно разозлился Джеффри. – Он твой клиент?

- Ну… Я знал, чем бью и куда бью. И информацией этой я, по идее, владеть не был должен.

- Один человек может рассказать о себе другому человеку, даже если этот другой не психотерапевт. Это если ты окончательно забыл, как оно у людей бывает.

- Не в этом же дело, Джефф!

- Выбор, я так понимаю, был не велик… - полувопросительно произнес Раэл.

- Для меня - да, - подтвердил Роджер. – В тот момент. …Возможно, я чего-то не видел.

- Возможно. А сейчас?

- Сейчас тоже.

- И поступил бы так же?

- Да.

- Угу. Если я правильно читаю – и тебя, и протокол – то выбор был: поступить как… скажем, как функция, как профессиональный терапевт… или как человек.

- Ага, - проворчал Роджер. – На то нам и Кодекс… А то как человеки мы напоступаемся… Разозлился, отомстить решил, потрепаться охота, нужно что-то от клиента полезной профессии – тоже все очень по-человечески, не находишь?

- Вред клиенту, - напомнил Джефф. – Вред клиенту, Роджер. Где вред клиенту? Меж каких строк Кодекса ты прочитал, что нельзя вредить вообще никому?

- Ну как бы… предполагается… Нет?

- Не знаю, - пожал плечами Джеффри. – Все законы написаны для того, чтобы оградить и клиента, и терапевта от вреда. Они не догма. Догма – бережное и уважительное отношение к клиенту. …Каждое слово, сказанное тобой бывшему клиенту в той просьбе о помощи имеет значение. Каждое, понимаешь? Ты дал ему все возможности отказаться. Да, клиент мало критичен к терапевту, да, надо лишить терапевта возможности использовать клиента – осознанно или нет. Я не могу сказать, что ты его использовал. Вот из того, что передано в протоколе – не могу. Пожалуется в этичку – да, вот это будет основание для разбора. А пока буква – только буква.

- Почему ты сердишься?..

- Да потому что ты хороший терапевт, Роджер! Внимательный, бережный, очень толковый. Я вижу, как ты работаешь, я знаю, как о тебе клиенты отзываются! Ты внятный, ты хорошо осознаешь происходящее. И вот что это такое было? Ну, хорошо, ну чрезвычайная ситуация, ну нарушил ты Кодекс по мелочи. Да, все правильно, надо было это на этичку нести – хотя бы для того, чтобы в себе разобраться. Даже в первую очередь – для этого. На комиссию с нормальным грамотным разносторонним составом. Лояльную, спокойную, вдумчивую комиссию. И не бегом, в панике и стыде: ты все равно же ничего в этом состоянии не услышишь! Дать себе время как-то к произошедшему отнестись, переварить, с супервизором поговорить, наконец, с коллегами… Собственную позицию занять – хоть какую-то. Быть в состоянии объяснить и объясниться. А ты – ну что ты там мямлил, скажи мне?

- Что было, то и мямлил, - буркнул Роджер.

- Ужас, - сказал Джеффри. – …Ты отличный терапевт, Роджер. Но паникер. Нормально у тебя все с этикой. Было б ненормально – реагировал бы иначе. И нечего вздыхать! Работай давай теперь, вон тебе – непочатый край работы над собой…

- Это да, - снова вздохнул Роджер. - …Спасибо.

- Не за что. Вердикт знаешь уже?

- Нет, - качнул головой Роджер. – …Думаешь, лишат аккредитации?

- Лишат – оспорим, - отрезал Джефф. – Не за что тут аккредитации лишать.

- Выговор-то вкатили.

- Я бы и выговор оспорил, - задумчиво сказал Раэл. – Даже внутренний. Нельзя так формально к Кодексу подходить.

- Думаешь?

- Угу. И жду, когда ты тоже начнешь.

- У меня все равно будут проблемы с Ассоциацией, Джефф, - помолчав, сказал Роджер.

- Почему?

- Потому что это еще не все.

- Что ты еще натворил?

- Не натворил. Только собираюсь.

- О как, - с интересом сказал Джеффри. – Рассказывай. …Давай только с форматом определимся.

- Я бы просто поговорил, - попросил Роджер. – Ты все равно включишься, но я хочу пока просто поговорить, ладно? Ну или интервизия, я не знаю…

- Ладно, - кивнул Джефф. – Давай по ходу разберемся. Не забудь только меня переключить, если понадобится.

- Да… А время? – Роджер глянул в угол экрана.

- Нормально, - отмахнулся Джеффри. – Не работаем же, строго говоря. Второй час тоже твой, если что, без проблем.

- Угу, - кивнул Роджер. – Спасибо. …В общем, мне предложили остаться на Цитрусе, - он помолчал. – И я останусь.

- В качестве психолога?

- Да.

- …Мист предложил?

- Да.

- О… - оценил Джефф. – Я все-таки подам протест в этичку.

Роджер грустно усмехнулся.

- Это двойные отношения почти со всеми, - со вздохом продолжил он. – И я не знаю…

- Но решение ты, тем не менее, принял? – осторожно поинтересовался Раэл, когда Роджер не продолжил мысль ни через минуту, ни через три.

- Да, - Роджер поднял взгляд от столешницы. – Я, наверное, пожалею потом. …Но сейчас – так. …Ты знаешь, когда неясно было, уцелеет Цитрус или нет… И когда… В общем, они мне как-то внезапно перестали быть чужими, - Роджер хмыкнул. – Чужими, да… Даже Чужие – и те не чужие…

- Ты можешь там жить, а работать удаленно.

- Им нужен психолог.

- Ну так много у нас психологов… Хотя… Хотя двойные в такой ситуации… не то чтобы неизбежны, но… сообщество маленькое… Но не такие же дикие двойные!

- Не хотят они другого, - вздохнул Роджер. – Вообще никак. Я спрашивал. И объяснять пытался… - он покачал головой.

- Ясно.

- Киму… Джонсу я не подчиняюсь. Тут мне удалось объяснить – так, чтобы он понял. Я не в штате, я… вроде как, приглашенный персонал, что ли. Мне не платит база. То есть там проживание, мед.страховка… Такое. Столовка даже, вроде, какая-то. …Но зарплаты нет. Возможно, база будет как-то спонсировать сотрудникам мои услуги – но пока непонятно. Финансирование-то им зарезали, как ты понимаешь.

- Угу, - протянул Джефф. – И работаешь ты со всеми? Один. А у них отношения, у них там… всякое, в общем… И у тебя с ними – тоже.

- Да, - сказал Роджер.

- Тебе нужен хороший супервизор.

- Да. …Ты… откажешься?

- Нет. Не откажусь. С аккредитацией или без – пока ты работаешь так, как работаешь, - не откажусь.

- Спасибо.

- На здоровье. Вопрос не в этом.

- Да я понимаю, - уже в который раз вздохнул Роджер.

- Мне кажется, не до конца.

- Чего-то не вижу?

- Не знаю. Не видишь или значения не придаешь. …Ну или это я параноик и догматик.

- До-о, - сказал Роджер. – Ты догма-атик…

- Ты говоришь, они тебе не чужие. Но вы знакомы-то… сколько? Два года? И то, сколько из них ты там пробыл? Ну да, ты за них испугался, это все понятно. И даже готов был на какие-то сложные для себя поступки. Тоже понятно – и очень на тебя похоже. Но подумай: ты им не просто психолог, у вас отношения. Сегодня – хорошие, надо думать. На волне пережитого – возможно, даже очень хорошие. Но вы разные. И они все, судя по супервизии, - непростые. Про то, что это избыточная нагрузка, ты, вроде, понимаешь… Про профессию – понимаешь, даже если не до конца видишь масштаб бедствий. А про ту часть, которая просто про тебя, не как терапевта, - как будто не очень. Сейчас ты готов – и остаться, и работать. А что потом, Роджер? Начнутся будни, терки… Поругаетесь, допустим. Куда ты с этого Цитруса? Без аккредитации, без клиентов?

- Без клиентов – только если потеряю аккредитацию… Я собираюсь работать удаленно. И на Спаньоллу наведываться… Но да, я понимаю, о чем ты. И что Ассоциация меня по голове за двойные не погладит – тоже.

- И все-таки не можешь не остаться?

- Могу. Могу, но буду жалеть. Точно буду, Джефф.

- Что ж…

- Наверное, буду жалеть в любом случае, - продолжил Роджер. – Возможно, будет именно так, как ты предсказываешь: потеря аккредитации, сертификата, клиентов, вынужденное возвращение на Спаньоллу – или куда там… Ни профессии, ни будущего, ни...

- Ну, это самый мрачный прогноз, - заметил Джеффри. – Даже мой пессимизм нарисовал более оптимистичную картину.

- Да, - кивнул Роджер. – Но может быть и так.

- Может. И?

- И сейчас мне кажется, что лучше уж я буду жалеть об этом – если и впрямь не справлюсь. И если я настолько глух к людям, с которыми выбираю быть рядом. Ну, значит, замахнулся не на ту профессию – или на ту, но слишком нахально. Или доверяю – не тем и не тогда, - Роджер помолчал. – Но я хочу – нахально. И доверять – кому хочу и когда хочу. Мне надоело осторожничать, Джефф. В этом – надоело! Ну, пусть уже мне даст по ушам, но хоть за дело, а не за страхи.

- Растешь, - задумчиво сказал Джеффри. – Ты только голову совсем не выключай, ладно?

- Ну вот, - развел руками Роджер. – Стараюсь. Тебе, видишь, спать не даю – так стараюсь голову включить.

- Молодец, - одобрил Раэл. – …Вторая этичка будет, я правильно понял? Ты же не промолчишь про Цитрус-то? И про двойные?

- Не промолчу.

- Предупреди на этот раз, ладно? Заранее. И о составе комиссии подумай – тоже заранее. Не думаю, что многие из тех, кого тебе там захочется видеть, откажутся. А вот технически могут не попасть: так уж лучше предупредить. Захотят – запланируют.

- Да, - кивнул Роджер. – Хорошо.

- А что ты будешь делать, если Этичка скажет, что это недопустимо? – помолчав, задумчиво спросил Раэл.

- Не знаю… - хмуро сказал Роджер. – Вот так сразу сознательно отказаться от профессии и аккредитации ради Цитруса и этих людей я не готов. Но если мне дадут возможность попробовать… Попробовать поработать – да, в условиях двойных, но… Я готов на самую жесткую супервизию, отчеты, проверки – все, что ГАПТ сочтет нужным, лишь бы…

- Лишь бы? – произнес Джефф, когда пауза затянулась.

- Лишь бы попробовать… и не навредить этим никому из них. Да и себе тоже… Но я хотя бы понимаю, что делаю, Джефф. Сознательно на этот риск иду. …А они ведь не понимают толком. Я пытался объяснить, конечно, но такое впечатление, что они и слушать не хотят.

- Ну… Их выбор, в конце концов, - пожал плечами Джеффри. – Твое дело – объяснить риски – и взяться или не взяться. Понимая все последствия. Но если возьмешься, Роджер, отвечать все-таки тебе. За то, чтобы в случае конфликта двойных, все было максимально бережно и не травматично для клиентов. А уж какой ценой для тебя – большой вопрос. Ты это понимаешь?

- Угу, - вздохнул Роджер.

- И что в случае двойных тебе мало того, что будет очень хреново, так еще и обидно? Что тебя не ценят, например. Вот эти, которые тебе не только клиенты. Которых ты бережешь в ущерб себе.

- Да понимаю я…

- И неужто готов? – поднял бровь Джефф.

- Ну, я объяснял же, - снова тяжело вздохнул Роджер. – Точно буду жалеть, если не попытаюсь, Джефф. …Надоело бояться. Надо проверять. Я готов проверять. Ведь может быть так – но может и иначе, правда?

- Вот про «иначе» никто не знает, - хмуро заметил Джеффри. – Сам понимаешь, был бы хороший шанс на это самое «иначе» - не было бы этих строчек в кодексе.

- Понимаю, - Роджер поднял взгляд от столешницы. – Понимаю, Джефф. И если этичка разрешит, буду пробовать. Имея в виду все эти последствия. …Ты действительно готов супервизировать такую работу?

- …Да, - помолчав, кивнул Раэл. – Я действительно готов супервизировать такую работу. Определяйтесь с датой разбора. ...Там точно нужен Кент… Я с ним поговорю, тебе только нужно согласовать даты… Еще хорошо бы… Ладно, подумаю, пришлю список. Чтобы со всех сторон рассмотрели идею – и рассмотрели внимательно, но без фанатизма.

- Спасибо, Джефф.

- Да не за что пока, - философски заметил Джеффри. – И ты обдумай хорошо свою позицию. Причины, мотивы… Чего тебя так вдруг… В личке с терапевтом поговори, ладно?

- Обязательно. Уже начал.

- Молодец, - одобрил Раэл. – Ну что, нужно тебе от меня еще что-нибудь услышать?

- Я совсем рехнулся, да? – со вздохом спросил Роджер.

- Стал бы я тебе супервизию предлагать, - фыркнул Джеффри.

- Может, ты тоже рехнулся…

- Не исключено, - согласился Джефф. – Но я постараюсь это в ближайшие дни обсудить со всеми, до кого дотянусь из собственного «окстящего списка».

Роджер неуверенно фыркнул.

- Разберемся, - пообещал Джеффри. – Главное – не принимать таких решений второпях и в несознанке.

© Ольга Нэлт / Nelt

<< Без вариантов <<           >> Мухожук >>


Protected by Copyscape Web Copyright Checker